Ануш

Рассказ

Проза
фев. 12, 2024 - 22:38
 0  192
: :
playing

Легко быть сильной и решительной, если твое имя Ольга. В нём слышен удар тигельной стали. Или когда родители хотели мальчика и решили: пусть дочь будет Сашей, Женей, да хотя бы Валей. Её жизненный путь вряд ли будет безоблачным, но она проложит его сама, через огонь и воду. Даже Елены вместе с нежностью цветка от рождения наделены живучестью тихоходки, так что наверняка переживут и Апокалипсис.

Но если ваше имя означает «дыхание утра» и в нём нет никакой твердости, никакой опоры? Будто за час до рассвета сонный ветер задел верхушки серебристых тополей, и они прошептали: Ануш-ш-ш-ш…

Хрупкой, как тончайшая фарфоровая чашка Ануш повезло: её маму звали Ольгой. Она лелеяла своего птенчика, оберегая от углов и шипов окружающего мира. Благословенный, но изнуряющий труд. Увы, мамы не вечны. Её не стало, когда Ануш было всего 22.

Ануш не пережила бы этот удар, если бы почувствовала его. Но мама незримо будто бы продолжала быть рядом.

Весь дом был наполнен её запахом: немного — жасминовых духов, немного — пирогов с яблоками, выпекаемых по воскресеньям, и — желтых страниц любимой ею Агаты Кристи из букинистического. Мамин запах из детства, запах её волос и рук, спрятавшийся в одежде, впитавшийся в стены, с которых смотрели мамины фото, окутывал Ануш и защищал. Если Ануш пила чай на кухне, мама, думалось ей, была в гостиной, читая в любимом кресле. Если Ануш смотрела телевизор, и мамино кресло пустовало — значит, она прилегла в спальне или возится с цветами на балконе.

Но какие-то решения Ануш теперь приходилось принимать самой. Это случалось после долгого-долгого ожидания, когда тянуть уже было невозможно.

Когда в ванной комнате начали ползать бодрые рыжие фараоновы муравьи, Ануш долго делала вид, что их не существует. Но в какой-то момент оказалось, что вылезая из душа невозможно ступить, не раздавив весёлую рыжую компанию.

Ануш пошла в хозяйственный магазин с улыбчивым, радужным названием и купила там «что-нибудь самое дешёвое от муравьев». Она принесла домой упаковку с чёрными пластмассовыми коробочками-приманками, похожими на маленькие гробики, и приклеила их в ванной комнате прямо посередине муравьиных троп. Но чёрные гробики весёлым фараончикам не понравились. Они сразу же проложили новые дорожки, обходя коробочки за пол муравьиных километра. Внутрь ни один из них даже и не глянул.

На следующий день Ануш с облегчением отклеила со стен квадратные черные гробики и выкинула в мусоропровод. В следующий раз купила самое дорогое противомуравьиное средство. Это оказались две симпатичные прозрачные овальные ёмкости с крошечными кремово-коричневыми гранулами, напоминавшими какао. От «какао» муравьишки оказались в восторге. За считанные минуты вокруг прозрачных полусфер собралась рыжая мелюзга и шевелила усиками, переговариваясь друг с другом. Совещание длилось недолго, каждый схватил по крупинке «какао» и, вытащив из полусферы, медленно пополз вверх по кафельной стене — к вентиляционному отверстию, за которым совершенно очевидно находилось их гнездо. Ануш с интересом наблюдала, как слаженно и весело они трудились. Разве что пионерские песни не распевали. Слишком большую гранулу волокли вдвоем, и энтузиазм фараончиков был столь велик, что иногда получалось — муравьишка тащит и гранулу, и повисшего на ней напарника.

Когда поздно ночью сонная Ануш чистила зубы, работяги всё ещё занимались перемещением ценного груза.

Наутро Ануш первым делом заглянула в ванную комнату. Но оживления вокруг кормушек уже не было. А в большой идеально белой раковине лежало с десяток муравьев. Их крошечные тела свернулись в тугие колечки и были бездвижны. Толстые рыжие усы понуро свисали в разные стороны. Ещё три муравья стояли среди трупиков полуживые, слабо шевеля передними лапками.

Ануш застыла перед картиной мучений маленьких существ в безмолвном ужасе. Ноги ослабели. Она медленно сползла на пол ванной комнаты и попыталась крепко обнять себя за плечи. Руки онемели и стали чужими. На полу перед ней лежал ещё десяток скрюченных в смертной агонии муравьиных тел. Сердце Ануш рухнуло на зелёный кафель и разлетелось вдребезги. Сверху на эти осколки полились слёзы — Ануш зарыдала и крикнула на весь дом:

— Мамочка, где ты?! Мама, пожалуйста! Посмотри, что я наделала! Я всех их убила. Мама, вернись! Как мне теперь жить?

Какие эмоции вызвала публикация?

like

dislike

love

funny

angry

sad

wow

Ольга Сичкарь Журналист, редактор. Работала в газетах РБК, «Коммерсант», международном информационном агентстве Reuters. Сейчас — заместитель главного редактора газеты «Культура». Первая литературная публикация — в 1994 году — подборка стихотворений в газете «Лазоревые степи» (газета казаков Донецкого округа области Войска Донского). Публиковалась в журналах «Знамя», «Звезда», «Алтай», на литературном портале Textura. Лауреат литературного конкурса «Данко» (2023) и др. Один из авторов сборника рассказов «Весна Анфисы» (2022, издательство Литинститута им. А. М. Горького). В 2023 году закончила Высшие литературные курсы Литературного института им. А. М. Горького (семинар прозы Е. А. Попова). Живет в Москве.