Вино из Кишинёва

Рассказ

Проза
дек. 26, 2023 - 16:52
 0  206
: :
playing

И опустился тёплый кишинёвский вечер. Такой вечер, какой бывает только в Кишинёве в конце лета. Кто был, знает.

Мы сидели прямо на улице, во дворе небольшого отеля, за накрытым белоснежным столом. Пили виски, играла живая музыка, ненавязчивый мелодичный джаз струился по аккуратно подстриженной траве. За столом сидели какие-то потрясающе красивые и умные женщины. И было совершенно не понятно, кто из них лучше и краше, за кем же именно надо ухаживать. Глаза и всё остальное разбегалось в разные стороны. И я ухаживал за всеми сразу, то за одной, то за другой, беспечно и жадно.

Вечер перерастал в ночь, таял в ней. Когда первые женщины стали выпархивать из объятий застолья, я щедрою рукою отпускал их. Пусть летят себе по уютным квартирам, мне же лучше — с каждой упорхнувшей выбор становится легче. Но наши ряды редели всё сильней, мелькали лица, прощальные поцелуи, слова… А потом испарились и последние красотки. Я остался один. Какой-то нудный тип говорил без умолку, было уже почти утро, и я, оставив нудного, в гордом одиночестве отправился спать.

Только командировочный знает, как тяжело уснуть одному, в номере, в чужом городе, в чужой накрахмаленной постели… И чем лучше номер, тем тяжелее уснуть. Эти номера созданы для любви! Для ночи любви. Одной единственной ночи любви с прекрасной незнакомкой, с которой свела тебя судьба, подвела, подарила и забрала с собой в другие, уже не ведомые тебе ночи. Не твои ночи, чужие очи…

Бляди кликают командировочных в гостиничных холлах первых этажей: «Мужчина, а мужчина, вам не скучно?» А у самих голоса такие сладко-скучные, что командировочным становится ещё тоскливее, будто они по ошибке глотнули холодных кислых щей. «Не спите?» — звонят бляди бедным командировочным среди ночи. «Не спим» — грустно отвечают командировочные. «А вы не нас случайно ждёте?» — не унимаются бляди. Нет, дорогие, не вас! Не вас ждут бедные командировочные, затерянные в чужих, больших и малых, городах.

Так я и проворочался, не сомкнув глаз, в двуспальной кровати, не согласный на рукоблудие. Этот кишинёвский вечер обещал всё, а не дал ничего!.. Поздним утром я улетел из Кишинёва несолоно хлебавши.

И уже много времени спустя в одну из особенно одиноких ночей, был какой-то бордель, Диана с длиннющими волосами…

— А, правда, что я похожа на одну старую французскую актрису? — говорила Диана.
— На старую актрису ты будешь похожа ещё не скоро… — отвечал я, чтобы что-то ответить.
— Нет, ну, в смысле, она не старая… была… она в старых фильмах снималась.
— Ну и на какую?
— Нет, ты сам посмотри… — игриво не унималась богиня охоты. — Правда?

И я смотрел на неё, перебирая в уме французских актрис. И ни на кого из них она не была похожа.

— Ну и на кого, что-то я не соображу…

Диана задумывалась.

— Ну, может она и не французская, может она итальянка…

И я снова смотрел на Диану и перебирал в уме уже итальянских актрис.

— Сдаюсь! На кого?
— На Одри Хепберн! — победоносно заявляла Диана. — Знаешь, был такой фильм «Завтрак у Тиффани»? Вот на неё я и похожа…
— Ты смотрела «Завтрак у Тиффани»?
— Смотрела, — отвечала очень просто Диана.

И я в третий раз пристально смотрел на Диану, в уме перебирал планы с Одри Хепберн и вдруг понимал, что она и вправду на неё очень похожа. И с этого момента пребывал в полном ощущении, что я в постели с Одри Хепберн, и это именно Одри просит, чтобы я взял её за волосы… просит, а на самом деле разрешает, всё то, о чём просила в ту ночь Диана.

— У вас тут выпить-то что-нибудь есть?
— Ой, у нас нету… — всплескивала руками Дианочка-Одри.
— Что же это за бордель, где нет выпивки... — ворчал я.

Диана задумывалась.

— Сейчас, подожди минутку…

Она исчезала, а я лежал один, в полумраке чужой комнаты, в отблеске горящих свечей, на чужой постели, где до меня было столько мужчин и будет после меня… Диана возвращалась с тёмной жидкостью на дне пластмассовой бутылки.

— Вот, осталось немного…
— А что это?
— Домашнее вино.

И мы пили с Дианой вино, любили друг друга. И чем больше я пил и чем больше мы любили друг друга, тем больше Диана становилась Одри Хепберн.

— Знаешь, Одри, ты была прекрасна… — шептал я ей на ухо. — В «Римских каникулах»… Стивен был прав, когда пригласил тебя сыграть ангела… Ты и вправду была ангелом… Я бы отдал всё, чтобы провести с тобой каникулы… Не обязательно в Риме… Хоть в Караганде… Каникулы… Можно и зимние… Зимние даже лучше… Кругом белым-бело… А на тебе много одежды… И я каждый раз снимал бы её с тебя… Будто я скульптор и создаю тебя из необработанного куска одежды, отсекаю всё лишнее… Зимние каникулы… Десять дней… А потом умереть… Только Софи Марсо могла с тобой сравниться… Ну ещё, пожалуй, Софи Лорен… Хотя Ингрид Бергман тоже была ничего… Подожди, а как же Грета Гарбо, беззащитная Грета в «Безрадостном переулке» Пабста… Что это за вино?
— Нравится?
— Очень, Одри, очень…
— Это девчонка одна привезла из Кишинёва.

И тогда я вспомнил тот вечер, какие бывают только в Бессарабии в конце лета. Кто был, тот знает. Белоснежный накрытый стол, прямо на улице, виски, живую музыку, мелодичный ненавязчивый джаз, и потрясающе красивых и умных, исчезающих одна за другой, женщин… Я улыбнулся. Вот оно вино из Кишинёва. Настигло меня, нагнало. Всё, чего мы только не захотим, обязательно сбудется. Не сегодня, так завтра. Не сейчас, так потом. Не в этой жизни, так в той…

Я сидел кишинёвским вечером, пил терпкое домашнее вино, и вместе со мной пили вино Одри Хепберн, Софи Марсо и Софи Лорен, Ингрид Бергман, Грета Гарбо и ещё парочка прекрасных актрис и женщин. Никто никуда не спешил.

Какие эмоции вызвала публикация?

like

dislike

love

funny

angry

sad

wow

Евгений Сулес Актёр, телеведущий, писатель. Публиковался в журналах «Октябрь», «Знамя», «Искусство кино» и др. Лауреат премии «Антоновка» в номинации «Драматургия». Автор книг «Сто грамм мечты» (длинный список «Большой книги»), «Мир виски и виски мира», «Письма к Софи Марсо». Сооснователь клуба ЛЖИ (Любителей Живых Историй). Родился и живёт в Москве.